В 90-е годы, если бы вы озвучили названия известных игровых приставок, вроде Nintendo или Sega, в Америке, Европе или Японии, то увидили бы неподдельный интерес в глазах молодого поколения. Маленькие люди быстро узнали что означают эти слова и с чем они связаны, — азарт и чувство веселья, иногда раздражение от неудач при попытках пройти игру. Но если бы вы сказали те же самые слова детям в России, то не смогли бы найти какой-либо реакции с их стороны. Ведь вышеназванные компании не присутствовали на территории России, поэтому их названия было бессмысленным. Но всего лишь надо было сказать заветное слово «Денди», и вы бы вновь удивили аналогичную реакцию, теперь от российских детей.

Денди, ни что иное, как контрафактная консоль на основе оригинальной NES, которая была выпущена в декабре 1992 года российской технологической компанией Steepler. Все началось с того, что Виктор Савюк, работавший в другой технологической фирме под названием Paragraph, впервые узнал о «телевизионных играх», — компьютерных устройствах, подключенных к домашнему телевизору, управляющихся при помощи джойстиков, и позволяющих воспроизводить игровые картриджи.

Это была совершенно новая информация, ведь в то время игры были далеко от ума большинства населения, и были доступны лишь узкому проценту людей, обладающих компьютерами.

«Сначала я не понимал, но, наконец, понял», — рассказывает Савюк.

«Конечно, все любят играть в игры, но в те времена видеоигры были только на компьютерах. Они не были распространены, а являлись лишь утехой для странных людей или для инженеров-программистов. Я сразу понял, что это будущее. Спасибо компаниям Nintendo и Sega, а также предшественнику Atari, что этот вид бизнеса существовал в то время и был масштабен, — но только не в России. Я понял, что это будущее, это место для нового бизнеса в России».

Савюк обратился к технологической компании Steepler, которая занималась производством принтеров и компьютеров, чтобы создать игровую приставку Dendy, а затем основал игровое подразделение фирмы в качестве единственного сотрудника этой группы. На этом этапе понадобилась информационная поддержка и логистика, чтобы сделать его мечту реальностью.

«С самого начала мы понимали, что продаем контрафактную продукцию, но первое, что вы должны понять, это то, что в то время в России интеллектуальная собственность не защищалась», — объясняет он.

«Российское законодательство не защищало интеллектуальную собственность, в том числе игры и приставки. В этой сфере, наш бизнес был абсолютно законным. Но, конечно, в Америке и Европе он был полностью незаконным. И, конечно, тайваньскому производителю этот момент был безразличен».

Изначально, приставка Dendy была собрана на фабрике в Тайване, из-за низкого качества основного конкурента — Китая. Но был один, по общему признанию, важный момент — Савюк понятия не имел, как выглядит игровая приставка, не говоря уже о ее инженерной начинке.

«Я отправлял много факсовых листов производителю, чтобы узнать, как выглядит консоль», — рассказывает он.

«Даже в то время, я никогда не видел консоли или картриджей с играми, я понятия не имел, как она работает, в моем воображении это была просто фантазия. Они задавали мне много вопросов: «Какую консоль вы хотите? — на 60 или 72 пинов? Но я понятия не имел, что они имели в виду, ведь я не знал разницу между Nintendo, Famicom … Я ничего не знал об этом. Я просто знал эту идею. Я не знаю, что они думали об этом глупом, сумасшедшем россиянине, который отправлял все эти факсы, прося 10000 единиц товара, при этом ничего не понимая в этой консоли.

«Они прислали мне образец приставки в октябре 1992 года. Я подключил телевизионный кабель, включил консоль и понял, что это бомба, которая создаст полномасштабный взрыв интереса на рынке».

Первое серьезное препятствие Савюка, — создание консоли, было уже позади, но перед ним стояло следующее, — объяснение россиянам, не имеющих представлений о развлекательной системе.

Чтобы получить помощь, Савюк обратился к иллюстратору Ивану Максимову, для создания талисмана консоли.

«Я просто пытался нарисовать разных игривых персонажей, а имя появилось уже параллельно», — объясняет художник Максимов.

«Я действительно люблю слонов и других животных. В то же время нос Виктора напомнил мне туловище слоненка».

Это был только первый шаг. Затем Савюк обратился решил продавать приставку по средствам телевизионной рекламы.

«Мне пришлось вложить много денег в рекламу, чтобы объяснить, что такое телевизионные игры», — рассказывает он.

«Мне нужно было название, которое люди могли бы использовать вместо телевизионной игры. Поэтому я вложил много денег в рекламу торговой марки Dendy, с новым талисманом в виде слона, чтобы люди понимали, что это что-то забавное, ведь изначально, они ничего не знали об этом продукте. Когда я показал кому-то консоль, я сказал: «Это Денди». Несколько лет спустя люди все еще спрашивали: «Какой у тебя Денди, — Nintendo или Sega?». Это может показаться кому-то странным в Великобритании, но это была абсолютно реальная ситуация в России. Это было то, что я хотел сделать. Конечно, только когда у вас зарегистрирована торговая марка, которая служила защитой для моих продаж, моей дистрибуции и так далее».

Это может звучать надуманным для кого-то на западе, — контрафактная консоль с маркетинговым бюджетом, рекламируемая по телевизору с выделенным телефоном. Но Nintendo не интересовалась российским рынком игр. И даже если бы они проявили интерес, то компания не смогла получить юридический статус в стране.

«Первое, что вы должны понять, это то, что мы абсолютно следовали правилам и законам в России», — объясняет Савюк.

«Итак, это очень важно. Я не делал рекламу для «контрафактной консоли», также я не делал рекламу для консоли Nintendo. Я делал рекламу для консоли Dendy. Торговая марка Dendy, конечно же, производили в качестве контрафактной консоли Famicom. Но никто не знал об этом. Для людей это была просто коробка с логотипом Денди, — слоном который попросту играл в телевизионные игры. Кто мог обвинить меня? Только главенствующая компания Nintendo, но не в России. Я был очень осторожен, когда впервые связался с отделом Nintendo в Америке. Мой адвокат спросил меня, все ли у нас в порядке с законом, ведь на территории Америки мы занимались пиратством, так что у нас там могли быть большие проблемы».

«Когда мы начали кампанию по продажам, то не сделали ничего плохого. Nintendo не была представлена в​ России. Никто не мог задать нам вопрос: «Что это? Это подделка». Даже если бы кто-то и поинтересовался легальностью, то ничего бы не смог бы сделать, так как в России на тот момент не было соответствующего закона».

Но консоль все же не стала хитом продаж, впервые появившись в отделах магазинов. После своего выпуска в декабре 1992 года, тираж продаж составлял от 2000 до 3000 единиц в месяц, причем в течение первых 6-ти месяцев. Частично, это могло произойти из-за французского видеостандарта SECAM (последовательный цвет с памятью), что набило цену консоли при запуске, в отличии от распространенного и недорогого PAL-стандарта.

«Я сказал, что это большая ошибка, так как люди, которые были в состоянии покупать видеоигры, уже имели современные телевизоры, в основном японские, которые работали на двух системах, — PAL и SECAM, так что это не проблема», — объясняет директор крупнейшего магазина в Москве по контрафактной продукции видеоигр, Дмитрий Агарунов, ссылаясь на низкое качество китайских-игровых картриджей.

«Их консоль, заказанная из Тайваня, продавалась намного дороже из-за PAL-стандарта. Они не послушали меня и начали встраивать SECAM, поэтому я даже не купил ни одну из них».

Итак, в мае следующего года Савюк создал новую игровую консоль под названием Dendy Junior, продажи которой начались в июне 1993 года, но с обновленным дизайном и более низкой ценой, а Савюк уже самостоятельно пытался снабдить аппаратное обеспечение с точки зрения розничной торговли.

«Моя идея состояла в том, чтобы объяснить магазинам с видеоиграми, почему они не должны покупать в Китае, если они могут сделать заказ на моем складе — для них это было бы более выгодно, с точки зрения гарантии качества, успешного бренда и рекламы», — объясняет он.

«Мы пытались воссоздать оптовую систему и, наконец-то сделали это, запустив продажи Dendy Junior в июне. К августу мы продавали уже 70 000 консолей в месяц. Мы сделали первые $ 1.000.000 за августовский месяц. Бизнес перешел в рекламные и логистические направляющие.

Агарунов продолжает: «Я почти купил все, что они заказали, получив с этого хорошую прибыль. Это была качественная консоль, которая продавалась с гарантией. Для меня это было достаточно хорошо, ведь я должен был отправить большой процент игровых консолей по гарантии в Китай. При этом, я давал собственную гарантию для своих клиентов, которая также обошлась мне в дополнительные расходы. Поэтому я спросил себя, зачем мне было заниматься импортом из Китая, когда можно было закупать товар в Москве? — ведь это было очень удобно для меня. Плюс у логотипа Денди уже транслировалась телевизионная реклама — они вложили в нее много денег. Для меня это было очевидное решение».

В результате, компания Денди начала продавать от 1.5 до 2 миллионов единиц приставок в России. Затем в 1994 году, дочерняя компания от Денди, Steepler была приглашена посетить президента Nintendo of America, Минору Аракава и его председателя Роберта Линкольна, чтобы подписать исключительное право на продажу и распространение приставок Супер-Нинтендо в России. Также директора фирм простили Савюка за незаконные продажи подделки.

«Nintendo поняла, что мы создали рынок и что теперь он готов к 16-битным консолям, таким как Супер-Нинтендо, поэтому мы договорились, что будем продавать только оригиналы», — рассказывает Савюк.

«Мы начали успешные продажи новых консолей в декабре 1994 года».

Именно этим событием Савюк больше всего гордится. Открыв приставку Денди российскому игровому рынку, он положил начало видеоиграм.

«Моя настоящая гордость заключается в собственном выстраивании бизнеса», — рассказывает он. «Мы сохраняли около 70-ти процентов рынка в течение долгих лет».

«Если бы компании Nintendo и Sega уже были на рынке, то мы также смогли бы создать какую-либо конкуренцию, добившись успеха, но титул первооткрывателя был бы утерян. Если вы первым откроете какой-либо игровой рынок, без предварительного участия фирм, например, Sega или Nintendo, то автоматически станете большим боссом. С тех пор было много очень похожих историй в других, российских компаниях, поэтому мы не одиноки».

Агарунов подытоживает: «Они создали этот рынок. Они импортировали миллионы консолей в страну. Так родилась российская игровая индустрия. Именно так россияне начали играть в видеоигры».